ШЕРМАН ДРОЗД
Самиздат «Гучномовець»
Как появился рупор киевского рока


Героями этого журнала были «Раббота ХО», «Коллежский Асессор», «ВВ» и другие культовые группы; среди авторов — Адольфыч и Евгений Гудзь. Главный киевский рок-самиздат выходил с 1988 по 1991 год, и со временем превратился в настоящий памятник эпохе разложения УССР.
«Увага! Увага!! Увага!!! Говорит, размышляет, сплетничает, сомневается, смеется новое киевское рок-издание Гучномовець», — встречало читателей приветствие на первой странице первого выпуска самиздата, который увидел свет 15 марта 1988 года.

В этом же починном номере можно отыскать три материала об одном киевском рокенрольном концерте за авторством чудесных людей: Адольфыча (ныне известный писатель и сценарист Владимир Шамрай), Ивана Москаленко (в настоящее время DJ Derbastler) и Евгения Николаева (сейчас фронтмен группы Gogol Bordello). Стоит отметить, что в этот самиздат также писали корреспондент журнала «КонтрКультУРа», а ныне известный московский продюсер Александр Кушнир, таллиннский рок-журналист Николай Мейнерт, организатор рок-концертов Олег «Мох» Гнатив, ставший в будущем менеджером ивано-франковской группы Перкалаба, и другие хулиганы. В целом, свои статьи могли присылать все, кто хотел, умел и не ленился работать с буквами.

Редактировали это безобразие Татьяна Ежова и её брат Николай, который, впрочем, очень скоро стал менеджером (директором, как тогда говорили) киевской группы Раббота ХО. (В некоторых интернет-источниках упоминается, что к редакторскому составу причисляется «православный писатель» Владимир Шамрай, однако сам Адольфыч этот факт отрицает. Поэтому, дорогие читатели, не наводите смуту.)
КАК СШИВАЛСЯ РОК
«Гучномовець», как и большинство самиздата того времени, печатали на машинке через копирку. Страницы помещали в скоросшиватели, а материалы дополняли вклеенными фотографиями. Получался тираж в 20 экземпляров, которые раздавались организаторам рок-фестивалей, телевизионщикам, коллегам по рок-самиздату в обмен на их прессу. Далее экземпляры отправлялись в «вольное плавание». Их перепечатывали, переписывали и копировали.
(В начале и в середине 80-ых был также известен метод перефотографирования страниц, чтобы потом передавать пленку, печатать и собирать фотографии в журналы. Однако Татьяна Ежова говорит, что такой подход к популяризаторству самиздата она не застала.)

Кроме того, у «Гучномовця» был злобный карлик-близнец — неиллюстрированное дополнение «Panok», пародия на официальное издание для советской молодежи «Ранок». Восемь номеров вышли с апреля 1988 по январь 1989 года.


Татьяна Ежова любезно поделилась историей появления «Гучномовця»:

— Идея издавать «Гучномовець» появилась после того, как мне в 1986 году в руки попал один из номеров питерского рок-самиздатовского журнала «Рокси». Печатной машинки у меня тогда не было, да и печатать я тоже не умела, именно поэтому я просто взяла и переписала этот номер «Рокси» в тетрадку. Реализовалась эта идея, правда, позже. С весны 1987 года я стала посещать рок-концерты, особенно интересовали киевские группы. Осенью 1987-го я попала в киевский рок-клуб, где в то время уже назревал раскол между приверженцами хэви-метала и любителями всевозможной альтернативной музыки. Тогда я начала собирать материалы для первого номера еще безымянного журнала.

В начале 1988 несколько групп, отколовшихся от рок-клуба, а именно Вавилон (ставший в апреле 1988 Рабботой ХО), Коллежский Асессор и Вопли Видоплясова, примкнули к киевскому творческому объединению «Эксперимент». Там же была создана коалиция этих трех групп, которую назвали «Рокъ-Артель». Вот именно тогда окончательно оформилась и реализовалась идея рок-самиздатовского журнала. Основной упор в нем стал делаться на «Рокъ-Артель». Название журнал позаимствовал из песни ВВ «Пісенька», где есть такие слова: «Хлопці грають в гучномовець».
Алексей Гаврилов, Александр Кушнир, Александр Волков; у диктофона Татьяна Ежова.
К изданию со временем присоединились иногородние корреспонденты, контакты с которыми налаживались благодаря поездкам по рок-фестивалям. Телефонные номера передавали просто из рук в руки. Звонки и письма от незнакомцев перестали со временем удивлять Татьяну. И она до сих пор дружит и общается с коллегами по самиздату, в том числе и с теми, с кем познакомилась благодаря переданным контактам.

Об особой, коммуникационной миссии «Гучномовця» вспоминает и Олег Гнатив, хотя добавляет, что основной задачей этого самиздата было информировать всех тех, кто интересуется хорошей музыкой. «Это все была компания знакомых, которые варились в рокенроле, и это был один из результатов существования», — вспоминает Мох.
«Амнезия» — это исследование украинского коллективного забытья.
Подписывайся на рассылку:
КОМСОМОЛ И ОРГАНЫ
Несмотря на то, что до независимости оставалось всего ничего, цензура прессы угрожала своими хелицерами всем тем, кто желал мыслить иначе. Грустная участь попасть под пресс правоохранительных органов могла ожидать и «Гучномовця».

Рок-самиздат тогда продолжал считаться деятельностью запретной, в связи с чем после выхода первого номера органы действительно нами заинтересовались. Могло быть очень невесело, особенно потому, что для первого номера было отксерокопировано несколько фотографий. А пользование копировальной техникой в те времена очень отслеживалось. Нам повезло, что мы, как и «Рокъ-Артель» были при объединении «Эксперимент», который курировал райком комсомола Московского района Киева, и нас комсомольцы просто отмазали от органов.

К слову, тогда также существовала такая прелестная вещь, как литование концертной программы. Представители городского отдела культуры приходили на специально организованные «прослушивания самодеятельных групп» и решали, литовать им программу или не надо. То есть, выдавать бумажку со штампиком «разрешено к исполнению» или нет. Без залитованной программы выступать было нельзя.

— Через «Эксперимент», кстати, в 1988 году литовали свои программы группа Гражданская Оборона и Янка Дягилева с Великими Октябрями. Они тогда даже собирались надолго остаться в Киеве, но сложилось так, что осенью того же года они перебрались в Питер.

Олег «Мох» Гнатив часто приезжал в Киев, поэтому с командами «Рокъ-Артели» он был хорошо знаком и организовал несколько концертов киевлян в Ивано-Франковске. Соответственно, г-н Мох знал о «Гучномовце» и получал свежие номера непосредственно от Татьяны Ежовой. При этом не припоминает у себя страха, что милиция может словить его с запрещенным журналом.

В самом же Ивано-Франковске в 1988-1990 годы выходил журнал «ГЕЙ-ГОП» (редактор Юрий Косык). В целом Тернополь с Франыком дали 20 наименований самиздата.
Комиксы из пятого выпуска:
ДЕЛАЙ ГРОМЧЕ, ТОВАРИЩ!
Самиздаты не пропали как рудимент музыкальной журналистики, они просто трансформировались в блоги, страницы Facebook, ЖЖ и онлайн-журналы. Кто-то продолжает издавать небольшими тиражами книжечки и газеты с увлекательными статьями и картинками. Но таких людей осталось ничтожно мало: все их потуги напоминают в большей степени кружок «очумелые ручки», а современные зины не несут того протестно-культурологического посыла. А ведь самиздат советских времен, по словам Вахтанга Кипиани, «сыграл уникальную роль в развале Союза».

— Писали в журнал потому, что хотелось, — говорит Татьяна Ежова. — И писали так, как хотелось. Никаких стандартов, рамок, форматов-неформатов и количества знаков. Я написала тогда в одной из своих статей, что мы занимаемся «искусством ради искусства». Но мне тогда, по молодости, иногда хотелось эстетствовать и умничать, поэтому такие пафосные фразы проскальзывали. На самом же деле мы все занимались тем, что было в кайф.
Советуем погуглить
О франковском «ГЕЙ-ГОП» мы уже упомянули. В Ленинграде тем временем были популярны рок-журналы «Рокси» и «РИО»; в Москве — «КонтрКультУРа» и «Ухо»; в Таллинне — «Про-рок»; в Киеве — «КиМик», «Субъектикон», «БОНБА», «ЖОПА»; во Львове — «Кремнюк».

Полное собрание «Гучномовця» можно скачать, например, на торрентах.
Опубликовано 8 октября 2018
Ныряй глубже в прошлое:
Made on
Tilda