шерман дрозд

Аудиокассеты в Украине:
первые лейблы, пиратский самопал и большой бизнес
Как в Украину пришли аудиокассеты? Кто издавал первые тиражи на пленках? Откуда взялись все те ужасные пиратские издания западных артистов? Мы пообщались с сотрудниками студий звукозаписи, которые формировали кассетную индустрию в нашей стране. А также переместились в прошлое с коллекционерами — людьми, которые помнят пластиковые коробочки с магнитной пленкой и скучают за ними.
ИЗДАТЕЛИ
«Фонограф» был первой студией звукозаписи, которая решила выпускать музыку на аудиокассетах в УРСР, а после и в Украине. Ни крупных, ни мелких конкурентов у неё в то время не было. Узнать о выходе альбома группы можно было с помощью вкладыша с треками, печатавшегося в газете «Молодая гвардия».

Первым альбомом студии стали «Танці» группы «В.В.», появившиеся 29 марта 1989 года.

Александр Рудяченко
Арт-директор «Фонографа»
«Тираж, думаю, не превышал 200 штук. Увидев вкладыш в „Молодой гвардии", можно было приехать на ул. Артема, 15 и заказать себе кассету. Выпускали, в основном, украинские коллективы, очень редко — российские. По цене кассеты были доступными, точно — уже не вспомню. Первые три года существования „Фонографа" можно назвать просветительскими. Денег такая деятельность не приносила. Последующие два года — monkey business. Кто хотел зарабатывать, открывал видеосалон. Если не ворошить архивы, а сделать прикидку, за историю существования студии было выпущено 150-200 альбомов»
Фонограф
В 1990-ом году «Фонограф» выпускает знаковый сборник «Народные галлюцинации», в который вошли композиции таких групп, как «Чужой», «Жевательная резинка», «Эльза», «Чичка Дричка», «Молчальная Ночь», «Товарищ» и «Игра».

Все эти коллективы, а также «РабФак», «Черепахи», «Казма-Казма», «Фоа-Хока», «Daystar» и другие являлись частью харьковского творческого объединения «Новая сцена». Сейчас их музыку приравняли бы к гаражному и психоделическому року, индастриалу или лоу-фай, но в те времена их стиль называли просто «украинский рок-индепендент».

Сергей Мясоедов
Продюсер
«Я занимался менеджментом групп „Новой Сцены" с 87-го по 96 годы. В рамках работы договорился о выпуске кассет с альбомами и сборниками этих групп в Берлине, Кельне, Лондоне и в Киеве. Все на лейблах. Было еще три релиза в Варшаве на Koka Records. В Киеве в 1997-м вышел альбом группы Daystar на Thunder Records — это был промышленный релиз в несколько тысяч копий. В начале 90-х все делалось в рамках международной сети тэйп-лэйблов — это был полный андеграунд. Релизы в десятки копий. В качестве промо. Официальные релизы с продажами были только в Польше. Гонорары платили кассетами».
Небольшая справка. «Новая Сцена» изначально была харьковским объединением музыкантов, просуществовавшим с 1987 по 1991 год. В 1991 году организацию зарегистрировали как культурный центр на правах малого предприятия. С 1994 года она стала заниматься мультижанровыми фестивалями «Культ Модерна» (музыка + театр + фото + живопись + современный танец + кино). А в 1997 году превратилась в центр современного искусства с упором на театр.
К началу нулевых в Киеве уже сформировался рынок аудиокассет и лейблов. На арене появились крупные игроки: NAC, Nova Records, Euro Star, COMP Music (EMI), Universal, Moon Records и другие. Экс-паблишинг-директор компании EMI Кирилл Цуканов рассказал, как происходил процесс выпуска кассет в их фирме, начиная с 2000-ых годов.

Кирилл Цуканов
Comp Music / EMI
«Изначально лицензия на так называемый кириллический продукт давалась именно на кассеты. Все было по процедуре, из Голландского офиса приходили мастер-кассеты и артворки. Далее все направлялось на завод. На кириллические диски начали давать лицензии только в 2004-2005 годах. Кассет продавалось очень много до кризиса 2008 года. Порядка 20 000 копий в месяц. Бывало и больше»
Comp Music / EMI
«Амнезия» — это исследование украинского коллективного забытья.
Подписывайся на рассылку:

А еще у нас есть канал в Телеграме.
Капиталистическая эпоха заставляла людей «крутиться». Себестоимость легального производства и отсутствие практики наказания за контрафактную продукцию породили пиратство.

Зачастую копировали и продавали кассеты владельцы торговых точек. Однако быстро подзаработать не отказывались и звукозаписывающие компании. Мелкие фирмы нанимали приблизительно 5-6 человек на ночную смену, которые по-бытовому переписывали музыку с мастер-кассет на «болванки». Причем происходило все на ускоренной записи, отчего терялось качество звука.

Предприятия покрупнее покупали левые лицензии (от несуществующих, зачастую российских, юридических лиц, «предоставлявшим» право на выпуск кассет в Украине), которые были необходимы для получения контрольных марок, и штамповали тиражи. Концы было найти трудно, судиться — тяжело, а проблемы с зарубежными правообладателями появились лишь в середине 2000-ых.

Эту информацию сообщил мне источник, который знает о процессе пиратства изнутри, но пожелал остаться анонимным и попросил не раскрывать названия компаний.

Кирилл Цуканов
Comp Music / EMI
«Cоmp Music неоднократно ловил за руку заявителей на марки на позиции, которые принадлежали EMI. Однако все решалось „мирно": роялти плюс штраф. Судов не было по этому поводу. Суды происходили над пиратами-лоточниками»
Western Thunder, NAC и другие
КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ

Александр Стадниченко
Музыкальный обозреватель
«В Запорожье с 1999 по 2006 год я покупал кассеты, где придется. Были любимые места: торговый центр, магазин музыкальной аппаратуры, где были прилавки местных „студий звукозаписи". Они имели очень широкий каталог и там много было всякого вкусного экстрима. Далее был рок-магазин на местном рынке, который был моим храмом. Там продавали кассеты от Moon Records, немного какой-то лицензии и очень много паленки под Moon Records от владельца этого магазинчика с погонялом Жидок. Диапазон цен на товар был от 4-5 грн и до 12-15 грн (доллар по пять — прим.ред). Начал приобретать електронщину, затем перешел на индастриал и очень скоро после этого на все направления тяжелой музыки. Обменивался кассетами постоянно, но только с людьми, в которых был уверен».

Алексей Рачицкий
Участник коллектива RE-VENGEANCE
«В Одессе тогда были популярны такие места приобретения кассет: рынки „Книжка" (проспекты Александровский и академика Глушко) и выставочный центр на Среднефонтанской. Музыку покупал ту, до которой дотягивались руки. Например, Агату Кристи или попсу, пришедших со школьных дискотек, так любимых в младших-средних классах (Дискотека Авария, Вирус, Отпетые мошенники, сборники Союз). Кассетами обменивался с друзьями на некоторое время»

Александр Нечай
Журналист, автор «Амнезии»
«В Луганске были две громадные точки с кассетами: Музыкальный Пик и Центральный видеомузыкальный. Там продавались огромные тиражи музыки различных групп. Покупал в то время я рэйв и ню-металл. У меня есть две кассеты, которые мне дико нравятся. В 1999 году я заполучил альбом Limb Bizkit „Three Dollar Bill, Y'all$". Это копия изначальных тиражей, дошедших до наших просторов. Со временем приобрел альбом „I.F.K", о котором я узнал из музыкальных журналов. Это была пиратка, которую переписали из единственного диска в Луганске»
ЧТО СЕЙЧАС
В последние годы в Украине появились лейблы, которые поддерживают нотки жизни в украинском кассетном мире: Rotova Porojnina Records (выпускают в основном нойзы), Robustfellow Prods (ориентируются на сладж, стоунер и другие металлы), S.K.P. Records (на нём выходит «умная» танцевальная музыка и эмбиент), Delta Shock Records (электронные эксперименты), совместный киевско-вроцлавский нойз-эмбиент лэйбл Default Tapes и другие.

Зачастую тиражи подобных лейблов малы и редко превышают сотни экземпляров. (Хотя альбом Светланы Охрименко «Знаєш як? Розкажи» вышел на Delta Shock Records в числе 200 копий. Его разобрали за месяц, в том числе и в Лондон ушло несколько десятков кассет.)
Кассетные релизы современных украинских лейблов
Автор материала считает, что сейчас аудиокассеты, по крайней мере в нашей стране, приобретаются чаще для визуальной мастурбации, нежели для реального прослушивания. Меломаны пытаются вкусить то, что забыли (или не застали).

Если же рассматривать мировые тенденции, то, по данным компании-измерителя Nielsen, в 2017 году продажи кассет выросли на 35%. Однако охват рынка так и не смог превысить 0,3%.

«Это очень странный момент в индустрии физических носителей. Это фетиш. Сувенир. Может, подарок. Это не имеет ничего общего с объективной реальностью легального потребления музыки. С другой стороны — это мило. На мой взгляд, будущего у кассет нет. Но... Бог его знает», — говорит Кирилл Цуканов.

Однако Сергей Мясоедов не согласен с этим мнением. Он считает, что кассеты являются особенным носителем, заставляющим ценить музыку:

«Кассету сложно перематывать в нужную точку. Сложно проматывать треки. Кассета требует внимания к музыке. Тот, кто ее покупает, обязан, в силу физического формата, прослушать всю музыку на кассете. А не потыкать в трех-четырех местах. Очень уважительный формат. Даже с винилом легче манипулировать. С кассетой нельзя вести себя легкомысленно. На кассетах очень часто выпускается сложная экспериментальная музыка — и требовательность носителя тут очень важный момент. Музыканты желают, чтобы к их творчеству относились серьезно».
Опубликовано 22 октября 2018
Ныряй глубже в прошлое:
Made on
Tilda